ВОЛГОГРАДСКАЯ ОБЛАСТНАЯ УНИВЕРСАЛЬНАЯ
НАУЧНАЯ БИБЛИОТЕКА ИМ. М. ГОРЬКОГО
Поиск в электронных каталогах
Поиск
Электронные услуги
Оценка качества
Форма входа
Логин
Пароль

Форма регистрации
Забыли пароль?
Актуально!
Яндекс.Метрика
«Детище здоровое, и у всех авторов хорошее настроение»: 40 лет назад вышел литературный альманах «МетрОполь», изменивший судьбы ряда советских писателей
Рубрика "Хронограф"
обложка альманаха«…Шёл я в карцер босыми ногами,
Как Христос, и спокоен, и тих,
Десять суток кровавыми красил губами
Я концы самокруток своих…
«Негодяй, ты на воле растратил
много тыщ на блистательных дам!» -
«Это да, - говорю,- гражданин надзиратель,
только зря, - говорю, - гражданин надзиратель,
рукавичкой вы мне по губам…»

Трудно представит, что такие строки могли быть стотысячными тиражами напечатаны в Советском Союзе образца 60-70 годов.

Этого тогда и не произошло.

Однако эти стихи, ставшие известной песней «Окурочек» Юза Алешковского (Иосифа Ефимовича Алешковского) были напечатаны в 1978 году «советским» журналом «МетрОполь» … тиражом 12 экземпляров.
В эти декабрьские дни исполняется 40 лет со дня выхода литературно-художественного альманаха «МетрОполь», ставшего ярчайшей страницей отечественного «самиздата».

Сегодня разные источники называют немного разные фамилии людей, ставших самыми-самыми главными идейными вдохновителями издания «внекомплектной» литературы – как была она названа в предисловии. Впрочем, можно смело называть писателя Виктора Ерофеева. И, кроме него, в роли составителей альманаха выступили Андрей Битов, Василий Аксенов, Фазиль Искандер, Евгений Попов.

Под одной обложкой выступили, кроме названных, Владимир Высоцкий, Белла Ахмадулина, Андрей Вознесенский, Юз Алешковский, Евгений Рейн, Генрих Сапгир, Фридрих Горенштейн, Юрий Карабчиевский, Юрий Кублановский, Инна Лиснянская, Леонид Баткин, Семён Липкин, Пётр Кожевников, Аркадий Арканов, Борис Вахтин, Марк Розовский, Василий Ракитин, Виктор Тростников – вроде, никого не упустили. Ах, да: еще Джон Апдайк с отрывком из романа «Переворот».

Следует отметить, что многие из названных авторов в ту пору уже имели громкие литературные имена, однако сочли возможным, и даже нужным «подпортить» свою репутацию, хотя всем было ясно, что «официальные лица» литературную «самодеятельность» осудят. Не зря, вспоминал Виктор Ерофеев, звонивший в дверь Владимир Высоцкий, на вопрос «кто там?» неизменно отзывался: «Здесь делают фальшивые деньги?». Другие некоторые давать свои произведения в альманах отказались, по разным причинам – в числе таковых, например, единственный из названных фамилий коммунист Булат Окуджава и Юрий Трифонов. 

Окуджава, возможно, хорошо запомнил, чем завершился выпуск альманаха «Тарусские страницы», изданный Калужским книжным издательством в 1961 году? Альманах тот вышел по инициативе тогдашнего сотрудника Калужского издательства Николая Панченко, предложившего включить туда лучшие произведения, не принятые центральными журналами и издательствами. Официальным составителем значился писатель и драматург Николай Оттен, фактически подготовил книгу Константин Паустовский при участии Панченко, Оттена, Владимира Кобликова и Аркадия Штейнберга. Ответственность за выход сборника взял на себя секретарь обкома по идеологии Алексей Сургаков, разрешивший не пропускать тексты через московскую цензуру. «Страницы» не содержали никакой критики советской жизни, но издание его было признано ошибкой на уровне ЦК КПСС, главный редактор издательства был уволен, директор получил строгий выговор, Сургакову поставили на вид. Выпуск тиража был остановлен, уже выпущенные экземпляры изъяты из библиотек. У самого Булата Шалвовича в «Тарусских страницах» была напечатана повесть «Будь здоров, школяр»…

Создатели альманаха «МетрОполь» тоже не преследовали никаких политических целей. Да, дальнейшие судьбы «засветившихся» в альманахе сложились причудливо, многие из них попали «под знамена» «не таких, иных», часть эмигрировала, а, в целом, «иных уж нет, а те далече»…

Итак, страницы альманаха печатались на пишущих машинках, над оформлением сборника потрудились художники Давид Боровский, Борис Мессерер, а Анатолий Брусиловский, «родоначальник» отечественного коллажа, выступил в «МетрОполе» с серией рисунков «Путы». Вся работа происходила в однокомнатной квартире на Красноармейской, раньше принадлежавшей уже покойной тогда Евгении Семёновне Гинзбург и унаследованной, соответственно, ее сыном – Василием Аксеновым. Гинзбург - автор автобиографического романа «Крутой маршрут». «Есть символика в выборе места», - сказал по этому поводу Виктор Ерофеев.

Большинство неподцензурных текстов сборника – отнюдь не «махровое диссидентское» творчество, до поры спрятанное «в стол», а рукописи, не раз побывавшие в советских изданиях, но отвергнутые ими за «чуждые» тематику и стиль.

«Альманах «МетрОполь» представляет всех авторов в равной степени. Все авторы представляют альманах в равной степени. Альманах «МетрОполь» выпущен в виде рукописи. Может быть издан типографским способом только в данном составе. Никакие добавления и купюры не разрешаются.
Произведения каждого автора могут быть опубликованы отдельно с разрешения данного автора, но не ранее, чем через один год после выхода альманаха. Ссылка на альманах обязательна.
Кому-то может показаться, что альманах «МетрОполь» возник на фоне зубной боли. Это не так. Детище здоровое, и у всех авторов хорошее настроение.
Занимаясь литературой, на том и стоим: нет для нас дела более веселого и здорового, чем сочинение и показ сочиненного, а рождение нового альманаха, надо думать, для всех праздник.
Однако почему же возникла именно такая форма? Вопрос этот закономерен в устах человека, не вполне знакомого с некоторыми особенностями нашей культурной жизни. Не будет излишней дерзостью сказать, что жизнь сия страдает чем-то вроде хронической хворобы, которую можно определить то ли как «неприязнь к непохожести», то ли просто как «боязнь литературы». Муторная инерция, которая существует в журналах и издательствах, ведет к возникновению раздутой всеобщей ответственности за «штуку» литературы, не только не умеющей быть такой, как надо, но даже такой, как вчера. Эта всеобщая «ответственность» вызывает состояние застойного тихого перепуга, стремление подогнать литературную «штуку» под ранжир. Внекомплектная литература обречена порой на многолетние скитания и бездомность. Слепой лишь не заметит, что такой литературы становится с каждым годом все больше и больше, что она уже образует как бы целый заповедный пласт отечественной словесности. (Наш альманах состоит главным образом из рукописей, хорошо знакомых редакциям.)
Мечта бездомного — крыша над головой; отсюда и «МетрОполь», столичный шалаш над лучшим в мире метрополитеном. Авторы «МетрОполя» — независимые (друг от друга) литераторы. Единственное, что полностью объединяет их под крышей, — это сознание того, что только сам автор отвечает за свое произведение; право на такую ответственность представляется нам священным. Не исключено, что упрочение этого сознания принесет пользу всей нашей культуре.
«МетрОполь» дает наглядное, хотя и не исчерпывающее представление о бездонном пласте литературы.
Все желающие читать приглашаются с чистым сердцем.
Просьба воздерживаться от резких движений при переворачивании страниц».

Столь исчерпывающе, на наш взгляд, сами «МетрОполевцы» объяснили все причины появления альманаха. Причем, очевидно, часть авторов питали надежду, что готовый сборник «пробьет» себе дорогу и в официальную печать. Именно поэтому альманах, хоть и на квартире, делали отнюдь не подпольно, и вскоре 1-й секретарь Московской организации Союза писателей СССР Феликс Кузнецов позвонил Аксенову, предложив «выйти из тени». То есть, планировалась некая презентация сборника, возможно, пресс-конференция.

Но ознакомившись с экземпляром «МетрОполя», Феликс Кузнецов повел активную кампанию против. Вероятно, даже не по собственной инициативе: уже позже стало известно, что альманахом интересовались столь могущественные фигуры, как «серый кардинал» и «главный идеолог страны» Михаил Суслов и Председатель КГБ СССР Владимир Андропов.

Авторов-участников альманаха стали «тягать» одного за другим «на ковер» (Василий Аксенов принципиально проигнорировал такое «приглашение»), составители «МетрОполя», пытаясь выровнять ситуацию, обратились с письмом к самому Леониду Ильичу, который Брежнев и к Секретарю ЦК КПСС Михаилу Замянину, но вместо ответа 22 января 1979 года на совместном заседании секретариата правления и парткома Московской писательской организации, посвященном альманаху, его авторам очень сильно «дали по шапке».

При этом участники собрания имели возможность заранее ознакомиться с содержимым «МетрОполя» - один экземпляр был специально для этого передан в СП. На собрании большинство литераторов отмалчивались, но те, кто не молчал, высказывались резко и в духе «генеральной линии партии». Среди критиканов были писатели, чей творческий талант не вызывает сомнений – например, фронтовик Григорий Бакланов, писатель, сценарист и драматург Анатолий Алексин, Юлия Друнина, Римма Казакова, Владимир Амлинский, Сергей Залыгин и многие другие. В качестве оправдания «МетрОполевцы» заверяли, что движимы лишь желанием обогатить отечественную литературу и напрочь отрицали намерения издавать сборник за границей. Однако уже на следующий день радиостанция «Голос Америки» сообщила, что альманах уже переправлен на Запад и вскоре будет издан.

…Очень неохотно и сегодня сообщается о том, кто же столь оперативно вывез экземпляр «МетрОполя» за рубеж. У Василия Аксенова были друзья-иностранцы, которые, возможно, это и сделали. Однако большинство исследователей «Дела «МетрОполя» сегодня продолжают утверждать, что изначально альманах не был рассчитан на публикацию за рубежом. Однако в 1979 году американское издательство «Ardis Publishing» очень быстро осуществило репринтный вариант, а затем – издание «МетрОполя» в новом наборе.

«Самиздат» стал «тамиздатом», а это уже не могло расцениваться как «литературной шалостью»: последователи карательные меры. Так, в частности незадолго до того принятые в Союз писателей, но еще не получившие членских билетов Евгений Попов и Виктор Ерофеев были из СП исключены. (В знак солидарности с наказанными Василий Аксенов, Инна Лиснянская и Семен Липкин из Союза писателей демонстративно вышли). Большинство авторов попало под негласный запрет и произведения их какое-то время в печати не появлялись – яркий тому пример произведения совсем недавно ушедшего из жизни Андрея Битова. Владимира Высоцкого, у которого именно в «МетрОполе» вышла самая большая прижизненная подборка стихов-песен, стали активнее «щемить» при выездах за границу…

Впрочем, отголоски «оттепели» еще были в силе – обошлось без «психушек» и уголовных статей.

А Василий Аксенов, который охотно цитировал во время травли «МетрОполя» песню Высоцкого «Охота на волков», впервые опубликованную в альманахе, в 1980 году эмигрировал в США и изложил беллетризированную историю альманаха в романах «Скажи изюм» и «Таинственная страсть». Существует даже версия, что подлинным инициатором альманаха был именно он («подверсия» – по заданию ЦРУ) – готовил себе почву для отъезда в США на ПМЖ.

Мы не станет ничего утверждать или категорически опровергать: сорок лет, конечно, еще не так много, но только со времен «перестройки», после которой альманах «МетрОполь» несколько раз переиздавался, появилось масса воспоминаний и исследований об этом сборнике. Точки зрения, повторим, высказываются разные. Для нас очевидно одно: в свое время два с половиной десятка творческих людей нашли в себе мужество представить публике «альтернативную» литературу, прозвучавшую действительно как вызов, но вызовом не планируемую.

При подготовке публикации использованы материалы ВОУНБ им. М. Горького.





Комментарии:

Чтобы отправить комментарий
Зарегистрируйтесь или Авторизируйтесь
© Волгоградская областная универсальная научная библиотека им. М. Горького
При полном или частичном использовании материалов ссылка на сайт ВОУНБ им. М. Горького (www.vounb.volgograd.ru) обязательна