ВОЛГОГРАДСКАЯ ОБЛАСТНАЯ УНИВЕРСАЛЬНАЯ
НАУЧНАЯ БИБЛИОТЕКА ИМ. М. ГОРЬКОГО
Поиск
Стань новым читателем «Горьковки»!
Стать читателем Горьковки!
Вы ещё не обладаете читательским билетом?
Сегодня, для того, чтобы стать новым читателем нашей Библиотеки, вам достаточно заполнить онлайн форму>>
Поиск в электронных каталогах
Электронные услуги
Форма обратной связи
Остались вопросы?
Задайте их нам!

Открыт доступ к видеоматериалам!
Канал Горьковки на YotubeЛекции и виртуальные выставки!
Презентации и видеосюжеты!
СТОПКОРОНАВИРУС!
ВАЖНО ЗНАТЬ!!! ПАМЯТКАУважаемые читатели!

Волгоградская ОУНБ им. М. Горького, в условиях угрозы распространения новой коронавирусной инфекции временно не обслуживает посетителей в здании Библиотеки.
Однако мы продолжаем работать для вас, дорогие волгоградцы!
Следите за новостной лентой на нашем сайте и в социальных сетях! 
И берегите себя!

"Горячая" телефонная линия - (8442)33-11-54,
адрес для оперативной связи stopkoronovirus @ vounb.ru

120 лет ВМесте с "Горьковкой"!
Рубрика
В этом году Волгоградской областной универсальной научной библиотеке им. М. Горького, а для близких просто «Горьковке», исполняется 120 лет. 

Предлагаем вашему вниманию новую праздничную рубрику>>

Рубрика "Хронограф"
Рубрика

Юбилеи, события, даты в авторской рубрике "Хронограф"!

Оценка качества
Форма входа
Логин
Пароль

Форма регистрации
Забыли пароль?
Актуально!
Яндекс.Метрика
«И вот, что отличает меня от окружающих: во мне — страсти, в них — чувства». К 100-летию со дня рождения Юрия Нагибина
Рубрика "Хронограф"
нагибин«Воронов подошел к челноку. Сидя на корме, Василий потрошил набитых вчера уток.
— Здорово, молодожен! — крикнул Воронов.
Васька поднял на Воронова чуть бледноватое под смуглотой загара лицо.
— И ругалась же она, Сергей Иваныч, что я вас бросил! — заговорил он с радостной, не в лад его словам, улыбкой. — Я сказал, что вы меня сами послали. Вы уж не выдавайте меня…
— Да уж не выдам.
Васька осторожно, чуть вкось поглядел на Воронова.
— Вы не подумайте, что я ей не доверяю. Просто меня такая вдруг тоска взяла… Чего-то мне вспало, что могла же она другого выбрать, могла же с другим сейчас быть. И так мне невмоготу от этих мыслен сделалось!.. — знакомым, недоумевающим жестом Васька развел руками. Потом вдруг закрутил кудрявой головой, усмехнулся чему-то своему и, чуть придавясь, добавил: — Ох, и дурной же я!..
В темных, с голубыми, выпуклыми белками глазах Васьки застыл какой-то тускловатый хмельной блеск.
— Ты, поди, и охотиться-то не сможешь теперь, — заметил Воронов. — Вымотался весь!
— Что вы, Сергей Иваныч! Да я сейчас такое понаделать могу! Да я!..
Васька произнес это с такой искренностью и простотой, что не оставалось сомнений: в отдаче своей маленькой, озабоченной жене черпал он силу и радость жить.
В Воронове снова шевельнулось раздражение против Васьки, это счастье было докучно ему, оно давило его и словно унижало. Он готов был сказать парню, что вот придет срок, и его молодое, жадное чувство истощится, поблекнет, но вместо того спросил почти грустно:
— За что же ты ее так любишь?
— Да разве скажешь? — удивленно, точно эта мысль никогда не приходила ему в голову, отозвался Васька. — Кто я такой был без нее? Васька, и все! А теперь я человек, муж. Можно сказать, отец семейства. Да и не в том даже дело…
— Постой, постой, — усмехнулся Воронов. — Отцом семейства рановато тебе называться. Для этого как-никак дети нужны.
— Так есть дети! — счастливо засмеялся Васька. — Катька и Васька, близнецы. А еще есть Сенька, только он еще ползунок, у бабушки гостит…
— Ничего не понимаю, — сказал Воронов с каким-то неприятным чувством. — Сколько же лет ты женат?
— Старые мы, скоро шесть!..
— Так какой же ты, к черту, молодожен? — грубо спросил Воронов.
Васька снова развел руками.
— Кличут так, не знаю…
«А я вот знаю!» — сказал себе Воронов, и владевшее им неприятное чувство обрело точный образ. Это была острая, тоскливая, тяжелая, как гнев, зависть. Он, Воронов, был бедняком рядом с этим парнем. Он был обобран в самом главном. Ведь и он мог знать радость, боль, волнение, ревность, пусть даже поражение — и в поражении есть трепет жизни, — а он предпочел всему этому скудость, нищету покоя».

(Юрий Нагибин, «Молодожен»)

У Юрия Нагибина - счастливая писательская судьба. В этом мнении солидарны большинство исследователей его творчества. Так уж вышло, что на протяжении пяти десятков лет Нагибин писал, публиковался, был любим читателями и мало тревожим властями. Менялся «климат» в стране, а Нагибин все писал, все публиковался, все был любим читателями и все мало тревожим властями.

Феномен своего рода.

Сам писатель, как выяснилось позже, тяжело переживал свое «приспособленчество» - хотя, руку на сердце положим, не так уж он и приспосабливался. Да, на рожон не лез, за сталинской премией не рвался, на крупные эпохальные произведения не замахивался.
А по лезвию бритвы ходить приходилось.

Широко известна, с его же слов, история о том, как Нагибин, халтуря в прессе, выдумывал сюжеты для газеты – в частности, о Сталинском избирательном округе. На дворе - 1950 год. Из-под пера Нагибина вышел опус, как цыганский табор с песнями-плясками прибыл в Москву, что бы голосовать за Сталина на главном избирательном участке. Как грузин лётчик-инвалид приполз в Сталинский избирательный участок на обрубках потерянных в бою с фашистами ног …

Редактор спрашивает: «Скажите, что-нибудь из этого всё-таки было?». Я говорю: «Как вы считаете, могло быть?». Он: «Но мы же могли сесть!». Но не только не сели, а ещё и премиальные получили!».

В этом году, 3 апреля, исполняется 100 лет со дня рождения Юрия Марковича Нагибина.

… При том при всем – сын расстрелянного участника белогвардейского восстания в Курской губернии, дворянина. При том при всем – двух отчимов Нагибина тоже «смолол» ГУЛАГ.

…С отличием окончил школу. Поступил в Первый московский медицинский институт, перевелся на сценарный факультет ВГИКа. Уже в 1940 году принят в Союз писателей. Хотя только в 1943 году вышел первый сборник рассказов Нагибина.

Великая Отечественная война, фронт.

С января 1942 года инструктор 7-го отдела Политуправления Волховского фронта, с июля 1942 года старший инструктор 7-го отделения политотдела 60-й армии Воронежского фронта. После тяжёлой контузии в бою работал до конца войны специальным военным корреспондентом газеты «Труд».

Член редколлегии журналов «Знамя» (1955—1965), «Наш современник» (1966—1981). Член правления СП РСФСР с 1975 года, правления СП СССР с 1981 года.

Автор сценариев серии «Гардемаринов», картин «Детство Бемби», «Юность Бемби», «Дерсу Узала» (вместе с японским режиссером Акирой Куросавой), «Директор», «Председатель», «Девочка и Эхо», «Красная палатка», «Чайковский» и других. По его произведениям тоже снимали фильмы «Ночной гость», «Трудное счастье», «Братья Комаровы».

Шесть раз был женат. Советский плейбой. Виктория Токарева о Нагибине: «Он был красавцем и этим отличался от всего писательского поголовья». Певец женщины. Художник яркой и разнообразной любви и драматизма несостоявшегося или упущенного счастья.

Множество зарубежных поездок. Большие гонорары.

В 1966 году Юрий Нагибин поддержал Андрея Синявского и Юлия Даниэля, которых осудили за «антисоветскую агитацию и пропаганду» в произведениях. Вместе с Беллой Ахмадулиной, Булатом Окуджавой, Варламом Шаламовым и многими другими советскими поэтами и прозаиками Нагибин подписал «письмо 62-х» с требованием освободить писателей.


Летом 1980 года Юрий Нагибин отправился в путешествие на Русский Север. Впечатления от этой поездки стали основой для соловецкого цикла рассказов и повести «Встань и иди», которую Нагибин посвятил своему отчиму Марку Левенталю. За это произведение в 1989 году писатель получил венецианскую премию «Золотой лев».

Последние годы жизни Нагибин вместе с последней своей женой Аллой провел в Италии. Несколько раз он выступал с лекциями по русской литературе в университетах США. В эти же годы писатель работал над книгами воспоминаний «Моя золотая тёща», «Дафнис и Хлоя эпохи культа личности, волюнтаризма и застоя».

За две недели до смерти Ю.Нагибин подготовил к печати свой «Дневник», который произвел, как говорится, эффект разорвавшейся бомбы. Вел свой дневник писатель с 1942 по 1986 год. Поле публикации, - как писал он сам, «совершенная искренность и беспощадность к себе этого полудневника-полумемуаров могут заинтересовать других людей, ибо помогают самопознанию», - многие были потрясены нелицеприятными характеристиками и неожиданными откровениями. Но, несмотря на неоднозначность, с которой «Дневник» был принят обществом, книга эта стала величайшим документом эпохи.

Юрий Нагибин умер 17 июня 1994 года. Покоится на Новодевичьем кладбище в Москве.

При подготовке публикации использованы материалы ВОУНБ им. М. Горького

Комментарии:

Чтобы отправить комментарий
Зарегистрируйтесь или Авторизируйтесь

© Волгоградская областная универсальная научная библиотека им. М. Горького
При полном или частичном использовании материалов ссылка на сайт ВОУНБ им. М. Горького (www.vounb.volgograd.ru) обязательна